Спецпроект

Культпросвет в конце тоннеля

Культпросвет в конце тоннеля

Слияние трёх кировских училищ, подведомственных облминкульту – вопрос решённый. Дело лишь в дате да паре юридических мелочей.

Хорошо индейцам – у них все девки красные. Но куда лучше главам министерств в социальном блоке правительства Кировской области, ибо у них вообще нет никаких проблем ни с какими проблемами. А если какая-то сложность и возникает, то для неё всегда наготове простое, но надёжное решение.

Похожая шпаргалочка-выручалочка, если верить фольклору, была у моряков эпохи позднего брежневского застоя. Те, завидев незнакомый предмет, тоже лишний раз голову не напрягали: если он двигался – отдавали ему честь, если не двигался – красили. Вот и наши социальные министры, почуяв неладное, долго не рассуждают. И если неладное трепыхается – увольняют его, а если затаилось – оптимизируют. Отмечаются на этой стезе поочерёдно все – и облминобр, и облминздрав, и облминсоцразв. Но особенно часто в последнее время к моряцкой мудрости стал прибегать наш минкульт.

Любовь главного областного культуртрегера Татьяны Мазур к регулярной перетасовке кадров в подведомственных ей организациях в пословицу пока не вошла, однако повышенный интерес со стороны членов Общественной палаты вызвать уже успела. Причём от изумления, вникнув в ситуацию, публично поперхнулся даже секретарь Палаты Александр Галицких, которого, казалось бы, смутить на этом свете не может уже ничто. За один год, как оказалось, Татьяна Сергеевна успела поменять руководителей, почитай, в десятке учреждений культуры – при этом контракты с назначенцами, как правило, заключала на год, а то и на полгода – дескать, чтобы посмотреть, справятся ли. «Как же так? – поставил было Александр Александрович вопрос ребром. – С вами-то самой контракт, небось, сразу на пять лет заключили?». Увы: ответ Татьяны Сергеевны лишь подтвердил, что лишние раздумья при принятии кадровых решений в ведомстве социального зампреда нынче не в чести.

«Сейчас вся наша социальная сфера работает по годичным контрактам, – отвечала секретарю министр. – Это не значит, что мы это одобряем, но мы не видим в этом ничего страшного».

И вообще, дескать, на фоне масштабных задач, которые поставил перед областным министерством национальный проект в сфере культуры, десяток уволенных даже не тема для разговора. На чём и разошлись.

Однако ж, как вскоре выяснилось, встреча в Палате – при всём её широченном общественном резонансе – была лишь игривой присказкой, а главная новость от Татьяны Сергеевны ожидала кировчан впереди. Тревогу забили педагоги областного колледжа музыкального искусства имени И.В. Казенина, до которых дошла информация о планах министра оптимизировать их учреждение путём слияния с художественным училищем имени А.А. Рылова и колледжем культуры, который бывший культпросвет. Остроты в ситуацию добавил пикантный слушок, что, мол, после оптимизации музколледжу и худучилищу придётся «слегка уплотниться» – то есть переехать из исторических зданий в центре города, где они отработали не один десяток лет, на половицы культпросвета в доме №8 по улице Пугачёва. Погасить возмущение титулованных деятелей вятской культуры начальственным окриком не удалось: информация о слиянии ссузов выплеснулась в соцсети и на страницы СМИ, на портале change.org появилась петиция на имя Владимира Мединского и – что самое неприятное для обминкульта – достоянием общественности стало Открытое письмо в адрес Валерия Гергиева, который на Вятке известен не только как блистательный дирижёр и худрук Мариинского театра, но и как «задушевный» знакомый губернатора Игоря Васильева.

Аргументы педагогов были, что называется, железными. В результате оптимизации, по их убеждению, музколледж и худучилище не просто поменяют свой юридический статус, нет: они утратят наработанную десятилетиями репутацию, благодаря которой молодых людей, окончивших эти учебные заведения, охотно принимали в лучшие консерватории и художественные вузы страны. Меж тем как выпускников кировского культпросвета в Московской консерватории ждать с распростёртыми объятиями будут навряд ли. У талантливой молодёжи, соответственно, пропадёт мотивация для учёбы в Кирове, а у педагогов – в отсутствие перспективных учеников – мотивация для работы. Абитуриенты, которые могли бы в будущем прославить вятскую культуру, разъедутся по другим городам и прославят культуру Нижнего, Казани или Йошкар-Олы, а преподаватели, всю свою жизнь посвятившие созданию таких значимых для российской культуры понятий как «вятская школа живописи» или «вятская школа игры на духовых инструментах», попросту останутся не у дел.

Как наглядный пример того, к чему может привести непродуманная оптимизация, оппоненты Татьяны Мазур приводили ситуацию, возникшую в те же дни вокруг медицинских ссузов в Яранске и Омутнинске, которые десять лет тому назад были «присоединены» к кировскому медучилищу, а затем – несмотря на бурные протесты общественности – и вовсе ликвидированы. Теперь, значит, в облминздраве решили эти ссузы возродить обратно – причём, что любопытно, с инициативой об их возрождении выступил тот же человек, который в конце 2011 года, будучи областным министром здравоохранения, курировал их закрытие. Точных данных по бюджетным деньгам, которые потребуются на реанимацию ранее убиенных училищ, нет – известно лишь, что привести бывший учебный корпус в Омутнинске в более-менее приемлемое состояние стоит порядка пятнадцати миллионов. Отсутствует в открытых источниках и информация про то, откуда и на каких условиях планируется приглашать в эти ссузы педагогов – и, главное, каков будет уровень их квалификации. Но одно очевидно: за десять лет из-за горе-оптимизаторов Кировская область подарила соседним регионам целое поколение работников среднего медицинского звена, а сама, сэкономив условные пять копеек, осталась куковать со столь острым дефицитом кадров, оперативно покрыть который невозможно ни за какие деньги.

Но если минздрав, оптимизируя свою систему среднего специального образования, объединял как минимум однопрофильные учебные заведения, то в случае с минкультом всё гораздо печальнее – и, соответственно, цена ошибки здесь выше на порядок. Слить в единый культпросвет разношёрстную братию музыкантов, художников и массовиков-затейников, конечно же, можно. А вот рассоединить потом эту усреднённую массу, чтобы возродить, скажем, тот же музыкальный колледж – наверное, уже нет. Это ж умные люди ещё в античные времена подметили, что если к одной мере плохого вина добавить две меры хорошего, то получатся три меры плохого – причём результат будет необратимым. А именно нечто подобное, по мнению встревоженных педагогов, как раз и намеревается провернуть с подведомственными ей ссузами Татьяна Мазур.

Сама Татьяна Сергеевна, разумеется, все обвинения в свой адрес отвергает, а слухи опровергает. Ибо, во-первых, по её словам, никаких бумаг об объединении учебных учреждений в министерстве пока не подписано. А ежели таковые и появятся, то только ради сокращения численности административного персонала, дабы направить сэкономленные средства на развитие материальной базы и повышение гарантированной части зарплат педагогов. Это – во-вторых. Ну, и, в-третьих, объединение, как считает министр, позволит, наконец, скорректировать учебные планы заведений с учётом реальной потребности учреждений культуры Кировской области в тех или иных специалистах. Потому как иначе училища так и будут готовить десятки эстрадных певцов и дизайнеров среды, в то время как в музыкальных школах и Домах культуры будет не хватать хореографов и преподавателей по классу фортепиано. Что же касается версии про возможное переселение музколледжа с последующей передачей его здания коммерческим структурам, близким «известному вятскому меценату», то здесь позиция Татьяны Мазур и вовсе безапелляционна. Авторы письма Валерию Гергиеву, уверена она, совершили крайне неблаговидный поступок, обманув уважаемого человека, и должны нести за это ответственность, поскольку возможность передачи здания на Спасской, 15, под развлекательный или торговый центр в министерстве даже не рассматривается.

Успокоили ли увещевания министра встревоженную общественность? Увы: скорее, наоборот. Потому как, пытаясь опровергнуть слух о слиянии трёх училищ, Татьяна Сергеевна фактически признала, что всё уже решено и дело лишь в дате и паре юридических мелочей. А про «рассмотрение вопроса о передаче здания «известному меценату» она, извините, и вовсе ляпнула зря, поскольку решения об отчуждении государственной собственности на уровне минкульта не принимаются – для этого в правительстве есть специальное министерство имущественных отношений, и «меценату» его адрес прекрасно известен. И когда реорганизация завершится, он, безусловно, это ведомство навестит.

Улыбнула аудиторию и ссылка на то, что слияние ссузов, дескать, поможет министерству оперативно корректировать список специальностей с учётом запросов учреждений культуры, ибо это можно прекрасно делать и не ломая сложившуюся систему – было бы желание. Беда в другом: даже подготовь наши училища сто преподавателей фортепиано и двести хореографов, кадровой проблемы это не решит, потому что система распределения выпускников давно отменена, а добровольно на грошовые заработки в районные ДК и музшколы они не поедут. Зарплата художественного руководителя в сельском Доме культуры сегодня – 12-13 тысяч рублей, при этом его боссы в Централизованных клубных системах то и дело норовят её урезать, как это случилось недавно в одном из кикнурских СДК, где у худрука без предупреждения сократили 15% ставки – при том что 2000 рублей из своей зарплаты он вынужден отдавать на содержание ранее сокращённого звукооператора. Что ж тогда говорить про зарплаты рядовых хореографов или хоровиков?

Хорошо атеистам – водку пьют, а чертей не видят. Но куда лучше главам министерств в социальном блоке правительства Кировской области, ибо у них вообще нет никаких проблем ни с какими проблемами. А если какая-то сложность и возникает, то для неё всегда наготове простое, но надёжное решение. Хотя в случае с образовательными учреждениями министерства культуры, думается, промашка всё-таки вышла. Есть из этой ситуации выход и попроще, и понадёжней. Поменять министра — и вся недолга.

Похожие посты

Рекламная пауза

kirovpress

Шоу мёртвых душ

Николай Голиков

Молодёжную политику Кировской области ждут серьёзные перемены. И, похоже, вот-вот дождутся.

Николай Голиков

1 комментарий

Заноза27.02.2019 в 16:14

Не в бровь, а в глаз! И этот список подвигов далеко не полный. Чего стоит устройство «нужных» министру людей в учреждения. Не важно какое у них образование и опыт работы. Бакина (журналист, которая руководила учебно-методическим центром, давно никого и ничему не обучающем, но имеющая имперские амбиции), бывший дирижер военного оркестра Гаврилин (человек с ОЧЕНЬ сомнительной, если не сказать больше, репутацией. за время своей службы в оркестре использовал его как личный — таскал по дням рождения, юбилеям в ресторанах, Деньги за выступление КОЛЛЕКТИВА забирал себе лично. сегодня счету доблестного воина-дирижера 2 квартиры в Кирове). Про зама (более не осталось у Мазур, да и зачем ей они, там половина коллектива министерства осталась за ГОД правления «деффективным» менеджером) даже говорить стыдно. Завхоз из музея Васнецовых. Очень ценный кадр на должность ОТРАСЛЕВОГО заместителя министры культуры

Ответить

Оставить комментарий

Вход

X

Регистрация